Наш сайт использует файлы cookie для предоставления услуг, согласно политике конфиденциальности. Вы можете указать условия хранения или доступа к этому типу файлов в своем браузере либо при конфигурации услуг.
Закрыть

История

Приглашаем молодых ученых, студентов и аспирантов к участию в конкурсе «Актуальная наука» памяти О.Н. Кена.

Мы продолжаем публиковать фрагменты статей участников конкурса прошлых лет и напоминаем, что срок подачи работ в этом году истекает 15 сентября.

Сегодня мы предлагаем Вашему вниманию фрагмент статьи Николая Демяновского, участника Пятого конкурса (2012), «Отражение проблем Речи Посполитой Эпохи Просвещения в трудах историков первой половины XX – начала XXI века.»

 Полностью статью можно прочесть в сборнике «В далеком отголоске». СПб, 2013. С. 113-126.

 

Как в свое время справедливо отметил известный польский историк, ученик Владислава Конопчиньского, специалист по истории Польши данного периода Эмануэль Матеуш Ростворовский, «вторая половина XVIII века… всегда будила очень живой интерес у польских историков. …После Второй мировой войны он только возрос…»[1] Конечно, Вторая мировая война в сознании поляков связана, в первую очередь, с экспансией как с запада (наступление фашистских войск), так и с востока (присоединение Западной Белоруссии и Западной Украины к СССР, нередко называемое «четвертым разделом Польши»). Пожалуй, можно сказать, что события сентябрьской кампании 1939 г. неизбежно вызывают ассоциации с событиями XVIII в.: в обоих случаях Германия и Россия сыграли определяющую роль в дальнейшей судьбе польских земель, с той лишь разницей, что в XVIII в. Вена и Берлин участвовали в разделах Польши как независимые государства. И действительно, причин для проведения параллелей предостаточно: после завершения Второй мировой войны, как известно, происходит раздел мира на сферы влияния, в результате которого Польша (вскоре ставшая Польской Народной Республикой) входит в орбиту советской внешней политики и оказывается вынужденной следовать курсу, провозглашение которого стало прерогативой Москвы. Это означало, что коммунизм, а вместе с ним и коммунистическая идеология «начали победное шествие по землям рабочей Польши». Естественно, что польским историкам приходилось делать упор на социально-экономическую историю, участвуя, по словам Ростворовского, в «разложении феодализма» и «конституировании системы капитализма в рамках феодальной экономической и социальной формации»[2].

Существовавший в ПНР контроль над печатной продукцией был мягче, чем в СССР. «Государственная цензура стала меньше смотреть на публиковавшиеся материалы, в которых… содержалась завуалированная, а порой даже открытая критика правящей партии и административных органов… Из инстанций никаких указаний об ослаблении контроля цензура не получала…Создается впечатление, что критицизм зародился спонтанно»[3]. Ростворовский отмечает, что несмотря на наличие некоторых ограничений именно в это время в историографии Польши второй половины XVIII в. происходит смена терминологии: «Вместо традиционных определений: “эпоха разделов”, “ станиславовская эпоха”… пришло иное выражение “век Просвещения”»[4]. Думается, что исследователь увидел в этом умаление в середине 1940–1950 гг. роли политической истории, однако утверждение, будто только в середине XX столетия историческая наука вводит в оборот подобные выражения, небесспорно. Ими пользовались еще в конце XVIII – начале XIX в.

Безусловной заслугой Ростворовского является то, что он по-новому посмотрел на эпоху правления Станислава-Августа, высказавшись против широко распространенного тезиса, будто «все факты уже известны»[5]. Примечательно, что его заявление было сделано в Риме на X Международном конгрессе историков в 1955 г. Также заслуживает внимания тот факт, что его программная статья «Польша во второй половине XVIII века» была напечатана в известнейшем французском журнале «Анналы». Вполне возможно, в ПНР она могла не пройти цензуру, но также не исключено, что французские коллеги пригласили автора опубликоваться в «Анналах», поскольку в Польше на тот момент столь авторитетного издания не было.

Известно, что характерной особенностью историографии стран «народной демократии» был упор на «крестьянский вопрос». В статье Ростворовского указывается, что «в изучении XVIII века большое число историков, если можно так выразиться, было сориентировано на изучение “крестьянского вопроса”». В результате «через двенадцать лет ему [крестьянскому вопросу] будет посвящена многотомная литература достаточно плохого качества, так как освещение этих экономических и социальных проблем требует необходимой подготовки…»[6]. Признавая, что «крестьянская» проблематика применительно к «веку Просвещения», безусловно, заслуживает изучения, польский историк отмечает, что для этого нужны специальные знания, которыми историки, на его взгляд, или не обладают, или пренебрегают. Однако автор уверен в том, что «многочисленные исследователи, такие как Барановский (B. Baranowski), Беняжовна (J. Bieniarzowna), Буршта (J. Burszta), Дересевич (J. Deresiewicz) … занимались важными исследованиями в области истории польской деревфни…»[7]. Как представляется, польские историки, берясь за разработку этой темы, кто более, кто менее удачно использовали новую для них марксистскую методологию.



[1] Rostworowski E. La Pologne pendant la seconde moitié du XVIIIe siècle: Bilan de recherches, 1945–1956 // Annales: Économies, Sociétés, Civilisations. 1958. № 1. P. 123.

[2] Ibid. P. 123–124.

[3] Орехов А. М. Советский Союз и Польша в годы «оттепели»: Из истории советско-польских отношений. М., 2005. С. 39.

[4] Rostworowski E. La Pologne pendant la seconde moitié du XVIIIe siècle. P. 123.

[5] Rostworowski E. Legendy i fakty XVIII wieku. Warszawa, 1963. S. 5.

[6] Ibid. P. 125.

[7] Idem.

Наука

Календарь

Фото

Newsletter

Если хотите подписаться на новостную рассылку, введите свой e-mail и нажмите OK

О нас

Целью деятельности Польского института в Санкт-Петербурге является распространение достижений польской культуры и науки, расширение знания о польской культуре среди российской общественности, а также развитие контактов, обмен опытом и поддержание диалога между польскими и российскими представителями науки, литературы, искусства, кино, театра и музыки.

Узнать больше

Видео